МАМИНА ИСТОРИЯ. Не судите, да не судимы будете

27.01.2017

На пороге появляются две молодые девчонки, совсем ещё школьницы. Та,что повыше, насильно запихивает в дверь подругу, — Здравствуйте, —запыхавшись говорит она, — это Алина. Она рожает через 4 месяца. Ей очень нужна помощь.

После полуторачасовых попыток найти контакт с настороженной Алиной, всё-таки удаётся выстроить разговор:

— Да, знаю, я, что вы скажете. То же самое, что и все: она гулящая, дура малолетняя, безнадёжная... А я надёжная, я его, — совсем в слезах Алина показывает на живот, — никому не отдам. Голодать буду, но не отдам. Он мою жизнь не унаследует, ни за что...

Пока Алина собирается с мыслями, её подруга, а по совместительству, и дочь Алининого педагога, рассказывает всё с самого начала.

Кроме Алины, в семье есть ещё трое: две сестры и брат. Мать лишена родительских прав, и детей воспитывал отец, когда Алине было 13, он тяжело заболел и умер. Все дети «автоматом» отправились в детский дом. «Не сломались, выросли. Людьми остались, как папа учил...», цитирует подругу Катя. При поступлении в училище, она познакомилась с мальчиком. Кате он не нравился с самого начала...

— Но я же упрямая, всё знающая, — вмешивается уже без слёз Алина,— В общем, я на пятом месяце, а он сидит. Скоро должен выйти, но нас, — она снова трогает живот,— это уже не касается. Мы его в свидетельство не запишем и, если честно, ничего не ждём. Мы стараемся правильно жить, это тяжело, но мы стараемся, ведь мы же не одни.

И это правда. Ведь у Алины есть надёжная подруга Катя, и трое будущих дядь и тёть. Правда, кто-то из ребят, такой же студент, как Алина, а кто-то ещё живёт в детском доме. Поэтому, кроме моральной поддержки, от семьи девушке ждать нечего.

Сейчас, самая большая проблема, —жильё для Алины. Ведь, уйти в академический отпуск, значит лишиться на год общежития. Наша команда рассматривает возможные варианты, в том числе и заселение в наш Кризисный центр.