КАК СИБИРЯЧКАМ ПОМОГАЮТ НЕ БРОСАТЬ НОВОРОЖДЕННЫХ

03.11.2017

В Новосибирске с 2007 года работает негосударственный центр поддержки семей и детей «Вместе», который по сигналу из роддома или женской консультации подключается к решению материнских проблем. В 2014 году открылся кризисный центр для одиноких мам «Надежда», созданный благотворительным фондом «Солнечный город» для центра «Вместе». Соцработники центра приезжают к маме, заявившей о желании отказаться от новорожденного, чтобы не «отругать кукушку», а объяснить ей, что все будет хорошо, за руку привести в социальную гостиницу и обеспечить необходимыми вещами: коляской, бутылочкой, смесями и памперсами. Иногда этого достаточно.

Маша

Я родила первого ребенка, дочку, в 20 лет. С отцом-то ее мы на восьмом месяце разругались, он сказал, что это вообще не его ребенок, и уехал в Краснодар. Жить мне стало негде, потому что мы с ним снимали квартиру, а он бросил меня одну с животом. До роддома месяц я жила у подружки, с ней мы тоже поссорились, потому что кому нужна беременная соседка без работы и без денег. Я сама с детского дома, но квартиру на тот момент еще не получила — в очереди стояла.

Когда легла в роддом, у меня украли документы. Истерика была, шок, безвыходная ситуация, не могла придумать, что делать и куда идти. Плакала постоянно, дочка здоровенькая родилась, ее принесли, она и грудь сразу взяла, а я сидела и рыдала. Мне говорили, чтоб оставила, хоть не навсегда: «Ты сделаешь документы, ребенок покамест поживет в роддоме». Я уже почти согласилась, а потом подумала, вдруг не отдадут. Испугалась очень оставлять ее. Это же свое. Но мысль такая была. А что было делать?

У них плакаты центра «Вместе» висели на стенах, и врач мне сказала: «Давай позвоним, может, посоветуют что». Позвонили мы туда, спросили, как быть. Ко мне приехала психолог Татьяна, мы с ней просидели и проговорили в подсобке при роддоме всю ночь, она меня успокоила, сказала, что помогут, и все будет хорошо. На следующий день под ее ответственность без документов меня с ребенком выписали. Она сказала: «У нас есть гостиница для мам. Документы поможем сделать». Конечно, я согласилась. Там мне и бутылочку дали для дочки, и колясочку.

В приют для мамок меня определили, ездили со мной паспорт оформлять, ребенка в ЗАГСе регистрировать. Первое время я пожила в приюте, пока дочка не подросла. Потом стали узнавать про мою квартиру, выбили мне быстрее без очереди жилье — комнату в Краснозёрке, где я родилась. У меня там тётка есть, у нее своих пятеро дочек, но на их помощь надеяться нельзя было. Жить в ней одна я не стала, когда дочке полгода было, я договорилась с подружкой в городе, что свою комнату сдам и перееду к ней. У нее трехкомнатная квартира, мужа посадили, пришлось ей одной справляться с двумя мальчишками. Мы с ней кондукторами работали, помогали друг другу.

Из приюта нам постоянно помогали: где подгузниками, где питанием, где вещичками. Если бы не центр «Вместе», не знаю бы, что делала…

Таких, как я, много было девушек, потому что выходит человек из детского дома, и ему не на кого надеяться, не к кому обратиться. Когда семья есть — тетка, мамка, бабка — хоть кто-то да поможет. А после детского дома люди совсем к жизни не приспособленные, мира толком не знают, все наивные и всех их обижают. В общем, мы с подружкой жили в двух комнатах, а третью она сдала. Заселился в комнату мальчик, мы начали с ним общаться, а сейчас у нас с ним уже второй ребенок будет. Оказался он с Краснозёрского района — мой односельчанин. Так сложилось, вернулись в Краснозёрку, теперь у нас дом, дети, хозяйство и собака. А тех, кто детей оставляет в роддоме, я даже осуждать не могу. Они оставляют, потому что им некому помочь. Просто вовремя никто руку им не протянул.

Марина

В 2010 году я хотела отказаться от своего второго ребенка в роддоме, сейчас ему седьмой год уже. Во-первых, я осталась одна, без поддержки: ни родственников, ни папы ребенка. Я до родов в магазине продуктовом работала, мне 26 лет было, жилья своего не было. Отец ребенка был со мной всю беременность, да и потом через месяц, когда сын родился, приехал, просто жить с нами не захотел. Так-то тяжелое решение это было — оставить, но никого больше не было, кто бы помог.

РАЗНЫЕ ИСТОРИИ У НИХ  БЫЛИ: КТО ИЗ ДЕТДОМА, КОГО ИЗ ДОМА ВЫГНАЛИ, У КОГО МУЖ СЕЛ.

Главврач роддома позвонила тогда в центр «Вместе», приехала соцработник, сказала: «Вы не беспокойтесь, все будет хорошо, все нормально, разберемся. Будет у тебя, где жить и на что жить, и ребенок с тобой будет». Это странно, конечно, что чужие люди помощь предлагают, но я доверилась им и пошла за ними. Во-первых, они меня устроили в приют «Каритас», где можно было проживать с ребенком. Приезжали все время, помогали вещами, смесями, памперсами. Я считаю, что, когда ты выходишь из роддома с грудным ребенком, на первое время этого достаточно, чтобы его не оставлять.

Я там находилась два года, потом на работу вышла, а девочки-соседки смотрели за сыном. В садик его потом устроили. В итоге смогла жилье снять себе и ушла оттуда. Там много таких же было, как я. Разные истории у них были: кто из детдома, кого из дома выгнали, у кого муж сел.

Сейчас-то у меня все хорошо. Правда, когда я третьего носила ребенка, другой уже папа тоже не хотел нас ни видеть, ни слышать. Женская консультация моя в центр «Вместе» сообщила, что я пришла на аборт и не успела его сделать на большом сроке, чтобы они меня имели в виду, что я могу опять к ним попасть. И они мне звонили: «Может, помочь чем? Может, ты к нам? Ты же знаешь, мы все тебе сделаем, все хорошо будет». Я сказала: «Ну, подождите, может, папа вернется». И папа вернулся.

Наташа

Полтора года назад я родила четвертого ребенка, хотела отказаться от него, тяжело мне было — с мужем развелась. Аборт сделать не успела: пока анализы сдала, пока то да сё, ну, вы сами знаете, какие записи в консультацию — уже поздний срок был. Я врачам говорила: «Давайте преждевременные роды устроим». Они отвечали: «Нет, вам нельзя». В итоге заведующая женской консультацией позвонила в центр «Вместе», и ко мне соцработник оттуда приехала.

Четырех детей я точно не планировала. Старшая моя отдельно живет с мужем, средняя со мной, ну и эти клопики. Младшая дочь, Аленка, четыре года ей, запланированная была, а мелкий как снег на голову свалился. Соцработник не то чтобы сильно убеждала ребенка оставить в семье, но просто в центре помогли вещами, кроваткой, коляской — этого хватило. И сестра мне двоюродная говорила: «Оставь себе, ты потом себя будешь корить, да не дай бог куда попадет, да где будет расти». Сейчас, конечно, понимаю, что правильно сделала. Но я его в любом случае бы не бросила, потому что сама в приемной семье росла и знаю, как это.

Я ДУМАЮ, ДОЛЖНЫ БЫТЬ ЛЮДИ, КОТОРЫЕ БЕРУТ ЖЕНЩИНУ ЗА ШКИРКУ И ПОМОГАЮТ ПРОЖИТЬ, ПОКА ВСЕ НЕ УСТАКАНИЛОСЬ, КАК МЕНЯ ВЗЯЛИ.

Вот мою дочь надо так трясти. Ее дети вообще сейчас в приюте уже второй раз. Она уходит, и по неделе дома не бывает, по две. Ей 21 год, она просто не справляется с ними. Я ее уже забрала к себе жить вместе с детьми: девочке четыре года, мальчику два года. Так она и от меня ушла, и ее опять не было две недели. Мне ни в магазин не выйти с четырьмя детьми, ни в аптеку, а потом они у меня все разболелись, оставить их не с кем, мне пришлось в опеку позвонить.

Опека забрала их, дочка потом появилась, но дети уже в приюте. Она не хочет работать, не хочет учиться, вечернюю школу оканчивать не хочет, бросила ее, когда старшей дочкой беременная была. Путевку в сад ей дали только на старшую, но за сад платить надо, а ей нечем, и на работу ее не берут никуда без образования, даже нянечкой. У меня тоже никакого образования нет, я никто, но сразу после школы пошла работать. Рожать больше не хочу, этих бы на ноги поставить. Была б поддержка от мужчины, но достойных в наше время нету.

Поддержать кризисный центр можно, перейдя по ссылке.

Подготовила Маргарита Логинова